Обыкновенная горлица в России под критической угрозой

Обыкновенная горлица в России под критической угрозой

В России резко сокращается популяция горлицы

Еще сравнительно недавно, всю вторую половину ХХ века, обыкновенная горлица в России была массовым, очень популярным охотничьим видом, особенно в южных регионах, через которые шёл пролет многочисленных северных птиц, обеспеченных здесь обильной кормовой базой на скошенных хлебных полях и на созревавших полях подсолнечника. Численность горлицы в России оценивалась специалистами тогда в 1.750.000–2.880.000 пар (Равкин, Равкин, 2005). И совершенно неожиданно для всех – и охотников, и орнитологов – в самом конце ХХ века произошла резкая, быстрая, во многом непонятная и необъяснимая до конца катастрофическая депрессия популяций горлицы по всему ареалу.

Поэтому утверждения некоторых орнитологов-охотников, что никакого сокращения численности у обыкновенной горлицы не наблюдается (Солоха, 2017), – это или профессиональная некомпетентность, или откровенное лукавство, о чем свидетельствует и извращение этими «экспертами» содержания дискуссии, проходившей в январе 2017 г. в Венгрии на семинаре по разработке Международного Плана действий для охраны обыкновенной горлицы.

Так, имеющиеся в российской печати факты свидетельствуют, что на автомаршруте по северу Ленинградской обл. в 1980 г. орнитологами было учтено 40 пар горлиц (Мальчевский, Пукинский, 1983), но в 1998 и 1999 гг. там не встречено ни одной птицы, а в более оптимальных южных районах в 1998 г. на 600 км автомаршрута была отмечена только одна горлица (Пчелинцев, 1999). В начале ХХI века горлицы практически исчезли в Костромской обл. (Преображенская, 2010). В Новгородской обл. сейчас осталось всего нескольких десятков пар (Мищенко, 2015). В Чувашии горлицы редко встречаются сейчас даже во время миграций (Кузюков, Дмитриев, 2010). В Окском заповеднике обилие этих птиц в течение 2000-2009 гг. снизилось в 2 раза (Иванчев, Денис, 2011). В Липецкой обл. численность сократилась в 3–5 раз (Недосекин, 2014). На юго-востоке Саратовской обл., где в 1936-1940 гг. в лесополосах учитывали 5,4 особи/км маршрута и 1,3 пары/га лесонасаждений (Завьялов и др., 2007), в начале ХХ века в лесах по р. Еруслан за день не было встречено ни одной горлицы (Белик, 2017).

На юге России в 1990-е годы прослежено снижение численности горлицы на 20-40%, а в Дагестане, Ростовской и Волгоградской обл. популяции сократились на 50% и более (Белик и др., 2003). Если в начале ХХI века общая численность горлицы на юге России оценивалась в 100-300 тыс. пар, то в 2010-е годы – лишь в 1-2 тыс. пар, т.е. уменьшилась как минимум в 100 раз (Белик, 2005, 2014). В Ставропольском крае в 1980-е годы гнездилось 200 тыс. пар, но в начале ХХI века там осталось всего 3,5-4,5 тыс. особей (Хохлов, 1993; Бобенко, 2010), тоже сократившись в 100 раз. В предгорьях Краснодарского края в июне-августе 2004-2016 гг. на шести пеших маршрутах протяженностью более 350 км отмечено всего 5 токовавших горлиц, т.е. их обилие составило не более 5 пар/100 км2, что на 2-3 порядка ниже, чем было прежде (Белик, 2017). На Таманском полуострове в конце ХХ века горлица была обычна (Лохман и др., 2004), однако в 2015 г. там встречена только одна особь. Эта же ситуация на блюдается и на Имеретинской низменности в Сочи, где в 1980-1990 гг. горлица считалась обычным видом, но сейчас встречается лишь единичными особями (Тильба, 1999, 2017).

Необходимы срочные меры по сохранению горлицы

Общая численность горлицы в Европейской России в 2016 г. была оценена орнитологами в 7–15 тыс. пар (Мищенко, 2017), что более чем в 100 раз ниже, чем было здесь в конце ХХ века (1,0–2,5 млн. пар). На 30-49% за последние 16 лет сократилась также и европейская популяция горлицы (BirdLife International, 2015). Это однозначно свидетельствует о необходимости принятия срочных мер по охране данного вида, тем более что до сих пор не удалось точно установить причины наблюдающейся катастрофы.
Отрицательно сказалась, очевидно, традиционная охота на горлиц во время осеннего пролета на юге России и Украины, в Грузии, Турции и других странах. В степной зоне негативным фактором является предпосевная обработка зерна остро-токсичными ядохимикатами, приводящая к отравлению многих птиц. Важным фактором стало также воздействие засух, усилившихся в последние десятилетия на местах зимовки горлиц в Африканском Сахеле (International Single Species Action Plan …, 2017). Тем не менее, спасение этого вида во много зависит от организации охраны на местах гнездования в России, где находится основная часть его ареала. К настоящему времени обыкновенная горлица занесена в Красные книги 9 субъектов РФ, но произошло это лишь в последние годы, когда резкое падение ее численности стало уже особенно выраженным. И поэтому для ее сохранения крайне важно своевременно занести данный вид в Красную книгу России.

Литература

Белик В.П. 2014. Опыт работы с региональными Красными книгами в Южной России //Стрепет. Т.12. Вып.1-2. С. 112-166.
Белик В.П. 2017. Депрессия численности обыкновенной горлицы в России в конце ХХ века //Стрепет, т.15, вып.1. С. 91-97.
Белик В.П., Мищенко А.Л., 2017. Обыкновенная горлица Streptopelia turtur на пути к исчезновению // Рус. орнитол. журнал, т.26, № 1538.- С.5259-5262.
Бобенко О.А. 2010. Современная численность голубей в Ставропольском крае // Орнитология в Сев. Евразии: Мат-лы ХIII Междунар. орнитол. конф. Тез. докл. Оренбург. С.62.
Мищенко А.Л. (ред.). 2017. Оценка численности и ее динамики для птиц европейской части России (результаты проекта «European Red List of Birds»). М.: Русское общество сохранения и изучения птиц. 63 с.
Солоха А.В. 2017. Красная Книга — через мифотворчество к закону // http://www.ohotniki.ru/archive/article/2017/04/24/648014-krasnaya-kniga-cherezmifotvorchestvo-k-zakonu.html
Тильба П.А. 2017. Состояние популяции обыкновенной горлицы Streptopelia turtur в северозападном Предкавказье // Рус. орнитол. журн. Т. 26. Экспресс-выпуск 1423. С. 1245-1248.
BirdLife International, 2015. Streptopelia turtur. European Red List of Birds. Office for Official Publications of the European Communities, Luxembourg.
http://www.iucnredlist.org/details/22690419/1
International Single Species Action Plan for the Conservation of the European Turtle-dove Streptopelia turtur (2018 to 2028). Fisher I., Ashpole J., Scallan D., Carboneras C., Proud T. (compilers). BirdLife International. Draft. 2017.

Профессор Южного федерального университета В.П. Белик

 Вице-президент Русского общества сохранения и изучения птиц А.Л. Мищенко

About The Author

Related posts

Комментировать статью

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *